Российских олигархов ждёт раскулачивание. В «расстрельном списке» – и челябинские

Два дня назад АФК «Система» объявила о техническом дефолте из-за ареста акций её дочерних предприятий, среди которых – 31,76% акций сотового гиганта МТС. Этот разгром «Системы», в котором принимали непосредственное участие госкорпорация «Роснефть» и один из субъектов федерации (Республика Башкортостан), подогрело в бизнес-сообществе и среди политологов тлеющие подозрения о грядущей смене элит. Стране нужен экономический толчок, и его могут дать активы и капиталы «ельцинских» олигархов. Возможно, мы стоим на пороге не менее грандиозного экономического потрясения и передела, какими были приватизация 1990-х и раскулачивание 1930-х.

У дистанцирования Президента Владимира Путина от «Единой России», явно наблюдаемого в последнее время, есть, похоже, и экономическое отражение. Решение о формировании новой бинес-элиты, которая придёт на смену ельцинской, было принято, по информации источников, близких к Администрации Президента, ещё в конце прошлого года. По данным инсайдеров, в список на «раскулачивание» первоначально было внесено около 150 крупных бизнесменов. Примечательно, что в списке оказался и некоторый процент известных чиновников, не чуждающихся деловой активности – как напрямую, так и через свои семьи или доверенных представителей.

Сейчас, как утверждают информированные лица, это количество увеличилось до 300 «золотых поясов» – просто таки символическая цифра.

Исторические аналогии. Невольно эта цифра заставляет вспомнить о трёх сотнях «золотых поясов» древнего Новгорода – и, следуя историческим ассоциациям, о новгородском погроме Ивана Грозного, устроившего этому богатейшему торговому городу средневековые «маски-шоу» в лице опричников. Впрочем, эта символика в итоге может потеряться, ведь список продолжает расширяться.

Вполне вероятно, что эти две стратегические линии – отказ от «Единой России» и формирование новой бизнес-элиты – две стороны одного процесса. Страна погрузилась в стагнацию, кризис преодолеть не удаётся. Пессимистичные прогнозы продлевают период стагнации («застоя») до 2035 года. Если с 2000-го года уже выросло целое поколение, никогда не знавшее никакой иной политической системы, кроме существующей ныне (и, по мнению оппозиции, не ведавшее о демократии и свободе слова), то к 2035 году вырастет целое поколение, не знавшее сытой жизни.

На фоне этой довольно унылой, если не сказать беспросветной, картины появилась идея, что стране нужна встряска. Нужна свежая кровь – как бы ни двусмысленно это звучало.

Равнение – на Сталина

Похоже, устроить «встряску» в верхах решили по сталинскому сценарию индустриализации. Действительно, перспективы заманчивые: за две предвоенные пятилетки СССР из преимущественно аграрной страны, по промышленным параметрам отстающей от Запада, превратился в державу с мощным  производством. Рекордными темпами возводились заводы, гидроэлектростанции, целые города (например, Магнитогорск). Параллельно с индустриальным подъёмом развивалось техническое образование.

Вот оно – то, что нужно современной России! Но, калькируя эту стратегию рывка, невозможно уйти от её обратной стороны: насильственного изъятия ресурсов внутри страны.

Исторические аналогии. Сталинскую индустриализацию «проспонсировало» раскулачивание. Это был не единственный источник «инвестиций» (распродавались музейные фонды – как экспроприированные во время революции ценности типа яиц Фаберже и прочего «буржуазного» искусства, так и бесценные эрмитажные полотна; вытягивались через Торгсин из обнищавшего народа остатки былой роскоши – золотые изделия, столовое серебро, царские червонцы). Но для форсированной индустриализации этого было мало. Поэтому «на помощь» стране пришло крестьянство. Прежде всего – новый, постреволюционный слой кулаков и подкулачников, пришедший на смену дореволюционному, изрядно прореженному «комитетами бедноты» в 1918 – 1923 годах. Иными словами, окрепшие во время НЭПа (периода новой экономической политики, частично вернувшего в СССР рыночную экономику) сильные хозяйственники.

Теперь же на роль раскулачиваемых, похоже, назначены представители крупного бизнеса, «окрепшие» в «новорусский» период.

Ельцинская элита слишком разжирела

Логика предполагаемого раскулачивания следующая: экономика в стране не растёт, промышленность, несмотря на пинки сверху – не развивается. Капиталы уплывают в оффшоры. Скупается недвижимость за границей. Инвестировать деньги в отечественное производство бизнес-элита склонна всё менее и менее. Две трети детей российской бизнес-элиты учится за рубежом.

С середины 2000-х российская элита нацелена преимущественно на расширение личных «путей отхода», а не на развитие отечественной экономики. А причина ясна: неуверенность в будущем страны и в своём личном будущем, ведь нормальную экономическую систему по западному образцу, с уважением к частной собственности, в России сформировать так и не удалось.

Немыслимым, казалось бы, для третьего тысячелетия образом произошло воссоздание полуфеодальной «азиатчины», характерной для царской (даже не императорской!) «Московии»: с ближним кругом «бояр», с выдачей верным людям «кормлений» и с доминантой государевой воли над частной собственностью – по принципу «хочу дал, хочу забрал».

Испуганный бизнес перестал думать о развитии и начал думать о безопасности. По самым оптимистичным оценкам, с 2005 года в России продолжало развиваться 20% бизнеса – за счёт редких энтузиастов и «ближнего круга».

Проблема заключается и в том, что за 27 лет в стране не удалось вырастить адекватный «протестантский», «веберовский» слой предпринимателей: честных, активных, нацеленных на развитие. Причина кроется как в особенностях становления рыночной экономики в России, так и в специфике современного регулирования бизнес-процессов.

Подавляющее большинство крупных предпринимателей в РФ, согласно исследованию Центра управления благосостоянием и филантропии «Сколково» и Julius Baer Group, – это люди, которые начали свой бизнес за счёт приватизации  советского наследия и госконтрактов. Во-первых, они немолоды и уже не склонны к риску. Во-вторых, у представителей этой бизнес-элиты специфический склад характера: они не накапливали стартовый капитал и не развивали семейный бизнес, они участвовали в довольно сомнительном с моральной точки зрения разделе советской собственности – то есть у них изначально возникли установки на «распил». В-третьих, значительная часть этой элиты – бывшие партийные функционеры и комсомольцы, а у этой «старой гвардии», у типичных номенклатурщиков – повышенная склонность к коррупции и опоре на госаппарат. А у остальной части ельцинской элиты – криминальное прошлое.

Наглядный пример. Образцовым представителем такой элиты является Сергей Михайлов, известный в авторитетных кругах как Михась – в 90-е он «рулил» Солнцевской ОПГ, а теперь является «честным бизнесменом» и даже защищает своё «честное имя» от напоминаний о бурной молодости в суде.

Вот эта «старая гвардия» и оккупировала значительную часть «рыбных» мест, пропитав коррупцией всю экономическую сферу, «отжимая» госконтракты, дискредитируя небольшой процент действительно предприимчивых, честных бизнесменов и не пуская в экономику молодёжь. Ведь для того, чтобы достичь верхов с нуля, молодому предпринимателю нужно стартовать с малого бизнеса. А именно малый и средний бизнес прессуют в России сильнее всего.

Видя эту ситуацию, верхи, похоже, пришли к выводу о том, что ельцинская элита чрезмерно «разжирела». Да что там – раскабанела, обленилась, гребёт всё под себя и обустраивает личные хлева в европейских странах и на тёплых островах. И никого не подпускает к своей кормушке.

Но вместо того, чтобы попытаться вылечить больной зуб (что требует времени и сил), решение принято в революционном духе: отнять и… перераспределить. Вырвать, в общем, больной зуб с корнем (и с риском своротить всю челюсть). Вот только воспалительный процесс это вряд ли остановит.

Ведь идея сменить «ленивых» собственников на лояльных и более активных, которые не будут бояться развивать бизнес, снова наследует проблемные архетипы русской истории: отнять у бояр и передать опричнине. То есть своим. Всё тем же отнюдь не веберовским, а типично российским бизнесменам, привыкшим к распилам и откатам. 

Особую настороженность вызывают опасения, что в число «раскулачиваемых» могут попасть и честные бизнесмены, которым, по идее, стоило бы дать «зелёный свет», а не прессовать. Более того, имеющаяся практика показывает, что в интересах «ближнего круга» нередко попадают под удар именно честные предприниматели. Достаточно, например, вспомнить, как и за счёт кого расширялись империи председателя Госдумы Вячеслава Володина или министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачёва. Не исключено, что грядущий глобальный «отжим» заодно добьёт и те немногие бизнесы, которые ещё продолжают работать на развитие экономики.

Репрессивные методики уже обкатываются

Разумеется, передел национального состояния не может пройти безболезненно. У каждого из трёхсот «золотых поясов» будет своя история падения: от нелояльности и поддержки оппозиции до экологических нарушений и неуплаты налогов. И хотя основные события развернутся, по всей видимости, через год, уже сейчас ясно, как всё это будет происходить.

Вероятно, для минимизации скандалов (к которым, несомненно, будет привлечено внимание мировых СМИ) лицам из «расстрельного списка» будет предварительно предложено «самораскулачиваться».

Наглядный пример. Примером такого предложения, по инсайдерским источникам, является история АФК «Система», которую начали прессовать в 2014 году. По некоторым данным, сначала Владимиру Евтушенкову было предложено «поделиться» всего лишь парой миллиардов рублей, но его несогласие с такой постановкой вопроса привело к тому, что сейчас речь идёт уже о потери «Системой» 75% активов, включая гиганта МТС с капитализацией в 480 млрд рублей. Итогом стал технический дефолт «Системы».

Впрочем, далеко не факт, что «самораскулачивание» спасёт тех, кто готов будет пойти на предложенные условия (как не спасло самораскулачившихся в 1930-х годах). Как отмечало одно из изданий, комментируя арест акций АФК «Система»,

«аппетиты Сечина растут по мере поедания Евтушенкова».

Наглядный пример. Из южноуральских примеров возможного «самораскулачивания» (то есть сравнительно бескровного перехода активов) можно вспомнить огромный сельскохозяйственный холдинг депутата Госдумы Олега Колесникова (бренд «Здоровая ферма», Аргаяшская, Кунашакская птицефабрики и др.), который был продан за смешную сумму – и кто в конечном итоге будет им владеть, пока непонятно.

Однако в верхах прекрасно понимают, что в глобальных масштабах сопротивления не избежать, и сильные игроки просто так не захотят расставаться со своим добром. Но и на самых упорных, если понадобится, найдут управу.

Складывается впечатление, что уже сейчас прощупывается почва и отрабатываются методики «раскулачивания» для тех, кто будет бороться за свои активы.

Наглядный пример. Дело Михаила Юревича вполне может являться такой «пробой пера», поскольку целью преследования экс-губернатора Челябинской области, как уже писала «Русская Пресса», является, по всей видимости, захват крупного холдинга «Макфа».

Так что в ближайшее время мы будем наблюдать, как некогда уважаемые люди превращаются в жуликов, преступников и врагов народа. А их имущество плавно перетекает неизвестно кому… Но эти никому ранее неизвестные частные и юридические лица окажутся, естественно, лишь промежуточным звеном для передачи активов выгодоприобретателям, среди которых, надо думать, будут замечены и узнаваемые персоны.

К кому приедет «воронок»?

Так кому же конкретно будет предложено «поделиться»? Под удар попадут и московские, и провинциальные олигархи. 50% из «списка трёхсот», по данным наших источников – это москвичи, что и неудивительно при запредельной централизации страны. Но половина – представители местных элит.

Анализируя экономическую ситуацию на Южном Урале, можно предположить, что активами Юревича дело не ограничится. Высоки риски для олигархов Константина Струкова (главный актив – «Южуралзолото») и любителя погонять на красной «Феррари» по улицам Челябинска Александра Аристова (ЧЭМК, «Ариант»), а также для хозяев крупных московских холдингов, присутствующих на Урале – например, «Мечела». Применительно к владельцам крупных южноуральских заводов может быть применена методика «раскулачивания» на основе судебного преследования за наносимый экологический урон.

А вот председателя Совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктора Рашникова, скорее всего, не тронут – или, по крайней мере, обойдутся с ним сравнительно мягко. Говорят, что у него имеется партнёр «за облаками», поэтому у Рашникова есть шансы «примазаться» к тем, кто будет делить.

В целом же болезненность передела собственности в итоге может сравняться по накалу с разделом сфер влияния в лихих 90-х. С той только разницей, что в 90-е распил советского наследия претенденты вели сами по себе, по методике диких джунглей (выживает сильнейший), а теперь в переделе активов чётко прослеживается руководящая линия. И это очень напоминает репрессии 1930-х годов. 

Бить будут богачей, а попадут по народу

Глобальный передел собственности, по всей видимости, будет поддержан и официальной пропагандой: идеологическая почва для «раскулачивания» в условиях обнищания народа предельно благодатная. Глядя на яхты и дворцы олигархии, простой человек только порадуется «экспроприации экспроприаторов», выражаясь ленинскими тезисами. Наверняка на «Киселёв-ТВ» вспомнят и о том, что в основу капиталов экспроприируемых легла приватизация-«прихватизация», к которой массовое отношение среди россиян явно негативное.

Вот только, разумеется, мимо внимания официальных СМИ пройдут выгодоприобретатели и тот факт, что нынешняя экспроприация – это не национализация, а смена элит.

И принцип её – не приветствуемый народом лозунг «отобрать и разделить», а отобрать и распилить.

Можно, конечно, и позлорадствовать: не всё коту Масленица, будет и Великий Пост. Вот только проблема в том, что в итоге этот Великий Передел напрямую отразится на доходах каждого жителя. Давайте на этом моменте остановимся поподробнее.

Естественно, что в зоне риска – прибыльные бизнесы, но это не значит, что «раскулачивание» обойдёт стороной более мелких игроков. Скорее всего, проблемные активы наподобие провинциальной стройиндустрии или некрупного машиностроения не заинтересуют глобальных выгодоприобретателей, зато вполне придутся по вкусу попутчикам и помощникам, которые согласны на любую наживу.

И хотя в России на бизнес-поле практически уже всё выкошено по сравнению с другими странами (достаточно вспомнить уже упомянутые империи Володина и Ткачёва, расширившиеся за счёт поедания разорившихся предприятий; применительно к Южному Уралу – разорение компаний «Увелка», «Ситно», «Здоровая ферма») всё равно ещё есть активы средней величины, которые могут заинтересовать кого-то из дальней родни «ближнего круга».

Ну а совсем мелкие прихвостни смогут поживиться на небольшом бизнесе.

Наглядный пример. Рейдерские захваты уже сегодня являются частью российских реалий. Примером может служить описанный «Русской Прессой» рейдерский захват автостоянок в Челябинске.

Тут главное будет вовремя попасть в струю и оказаться на нужной стороне. Кстати, как и в 30-е годы: наряду с уничтожением класса кулаков в стране активно уничтожались хозяйства так называемых подкулачников – обычных средняков. Как показывают исторические источники, к раскулачиванию примкнула огромная масса мелких подонков, которые могли разорить хозяйство соседа ради нового самовара или приглянувшегося полушубка.

В выгоде однозначно останутся силовые структуры, судебная власть – те, кто будет обеспечивать «законность» процесса передела. Вероятно, такие люди, как «золотая тёща» Кубани – судья Елена Хахалева, предположительно связанная с бандой Цапко. А вот простые люди рискуют потерей рабочих мест из-за массовых банкротств и реструктуризаций предприятий, а также из-за общего падения экономики – о чём мы подробнее поговорим ниже.

Пострадают акционеры раскулачиваемых предприятий – и крупные, и мелкие. Среди них есть и россияне с очень скромными доходами, решившие вложить деньги в ценные бумаги предприятий-гигантов, казавшихся устойчивыми.

Кроме того, высоки риски того, что для мощного экономического рывка ресурсов, полученных от затеянного передела, не хватит.

Исторические аналогии. В 1930-х годах, напомним, индустриализацию в массовом порядке «проспонсировало» и рядовое население: из-за карточной системы и кошмарной бедности люди за бесценок сдавали в Торгсины личное золото ради мешка муки или новых ботинок.

В нынешней ситуации население может заплатить пенсиями, социальными пособиями, обесцениваем накоплений в нацвалюте при обвале рубля и потерей сбережений в иностранной валюте из-за ограничения её хождения. Всё это вполне реальные сценарии, которые уже были реализованы в те или иные годы и теперь могут повториться в ещё более драматичных масштабах.

В самом пессимистичном сценарии россияне могут даже лишиться банковских депозитов. Способов для этого предостаточно.

Хотят, как лучше… А получится – как всегда?

Увы, поводов для злорадства нет. Как показывает история, передел собственности в России всегда заканчивался драматично. После новгородского погрома, учинённого Иваном Грозным, великий торговый город так и не вернул былое экономическое значение, а непосредственным последствием разорения Новгорода стал массовый голод со случаями людоедства. В более крупном масштабе уничтожение боярской элиты и «отжим» её владений в пользу опричников обернулся опустошением огромных территорий Руси и Смутным временем.

Мрачные последствия имела и революция 1917 года: на страну обрушилась гражданская война и, опять же, массовый голод. Последствия удалось частично компенсировать только возвращением к рыночной экономике в виде НЭПа. Но уже в 1927 году НЭП сворачивают, а затем приходит коллективизация с раскулачиванием – одна из самых трагических страниц в отечественной истории с миллионными жертвами. В городах тоже жилось несладко: карточная система, поголовная нищета. Кстати, деньги, влитые в индустриальный рывок, во многом ушли за рубеж – на закупку иностранных технологий и оплату зарубежных специалистов, а вот строители Магнитки и других великих проектов жили в продуваемых бараках на полуголодном пайке.

Вспомним и перестройку: идея заключалась, опять же, в мощном рывке, которым планировалось вытащить страну из болота. Результат – развал Союза и нищие 90-е.

Казалось бы, пора бы перестать наступать на одни и те же грабли. Тем не менее, Россия с завидной регулярностью выбирает не эволюционный, а революционный путь развития.

Все эти разрушительные для страны встряски и переделы хорошо отражены в видеоролике Васи Обломова на слова писателя Леонида Каганова, с которым читатель может ознакомиться в завершении статьи. Действительно, это желание «чего-нибудь поломать», чтобы стало лучше, уже смахивает на национальную идею. 

Будет, как в Африке

Вот и грядущее «раскулачивание олигархов» обещает далеко не самые радужные перспективы для российской экономики. Где и кто принимал это решение, сказать сложно – нам с земли не видно, но однозначно ясно: опытных людей, разбирающихся в экономике, к обсуждению не привлекали.

А ведь достаточно посмотреть, к примеру, на то, как менялись котировки ценных бумаг АФК «Система» в 2014 – 2017 годах и как они резко рухнули после сообщения об аресте активов.

Другой явный пример – южноуральское экономическое болото, возникшее в результате прессования бизнеса со стороны экс-начальника Управления ФСБ по Челябинской области генерала Игоря Ахримеева и его подручных. Инвестиционный климат региона настолько ухудшился, что сейчас практически нет желающих вкладывать деньги в экономику Южного Урала.

После глобального «раскулачивания» в подобном положении может оказаться вся Россия. Иностранные инвесторы трижды подумают, прежде чем направлять капиталы в РФ, где бизнес находится на столь шаткой платформе: сегодня он твой, а завтра чей-то. И так запуганный мелкий и средний бизнес совсем «загонят под лавку», и желающих начинать своё дело в России (а их и так немного) станет ещё меньше.

Ну а новые собственники, на которых делается ставка и которые, по идее, должны будут смело и активно развивать российскую экономику, вряд ли оправдают возлагаемые на них надежды. Видя судьбу предшественников, новые собственники будут ещё больше бояться вкладываться в развитие, понимая, что горизонт планирования для них не превышает 7 – 13 лет. А если попадёшь в опалу – выделенный срок окажется ещё короче.

В этих условиях новая элита с ещё большей активностью, чем нынешняя, будет готовить пути отхода и перекачивать деньги за рубеж.

Попытка создать полностью новую бизнес-среду может обернуться для России «африканским афедроном».

Зачем окунаться глубоко в историю – достаточно посмотреть на современный опыт Африки. На её примерах прекрасно видно, чем заканчиваются смены национальных элит.

Тут на память приходит афоризм Сергея Брина: «Россия – это Нигерия в снегу». Поспорить трудно.

Фото: tabula.ge, x-true.info, newstes.ru, rusvesna.su, rus-biography.ru, um.mos.ru, burckina-faso.livejournal, energymuseum.ru, perunica.ru, redavantgarde.com, tut.by, compromat.name, anaga.ru, Nnm.me

Следите за свежими новостями «Русской прессы» в Твиттере

Будьте с нами на связи в Фейсбуке и Вконтакте

Версия для печати

Вам также могут понравиться

Показать комментарии (1 |)
WP Twitter Auto Publish Powered By : XYZScripts.com