Владелец ЧТПЗ оказался в центре противостояния МВД и ФСБ

Когда в прошлом году дело Андрея Комарова – владельца Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) – было закрыто в связи с отсутствием состава преступления, оставалось неясным, ответит ли кто-то за двухлетние мытарства бизнесмена. Теперь фигуры, которые понесут персональное наказание за фальсификацию материалов этого дела, известны: это сотрудник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБиПК) Сергей Астафуров и его коллеги. Но команда Астафурова, похоже, только одно из «щупалец спрута», в числе которых – экс-глава ГУЭБиПК генерал Денис Сугробов и полковник-«миллиардер» Дмитрий Захарченко. А дело Астафурова – только один из эпизодов глобальной битвы МВД и ФСБ.

Дело Андрея Комарова, вместе с которым был задержан и его адвокат Александр Шибанов, в 2014 году прогремело на весь Урал. Андрея Комарова, владельца ЧТПЗ, задержали сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями и противодействия коррупции МВД. Александр Шибанов, являющийся не только адвокатом Комарова, но и членом совета директоров ЧТПЗ, также был задержан. Против обоих было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 204 УК РФ – Комарова и Шибанова обвинили в коммерческом подкупе.

Взятка в размере $300 000

По версии следствия, Андрей Комаров вместе с Александром Шибановым совершили коммерческий подкуп чиновника Федерального государственного унитарного предприятия (далее – ФГУП) «Промресурс». В деле фигурировала сумма взятки в размере $300 000, которую Комаров и Шибанов якобы пытались передать чиновнику. По мнению следствия – для того, чтобы «прикрыть» якобы имевшие место нарушения при получении в 2011 году 1,8 млрд бюджетных рублей одной из компаний, входящих в структуру холдинга.

Получение денег проходило по государственной программе частичного возврата средств, вложенных в ремонт объектов военной инфраструктуры. ЧТПЗ принял участие в программе мобилизационной подготовки, провёл реконструкцию стратегического объекта на 9,3 млрд рублей и получил 20%-ное возмещение затрат – 1,8 млрд рублей. (Речь идёт о цехе «Высота-239», включённом в перечень стратегических объектов с мобилизационными мощностями). Аудитом сделки занималось ФГУП «Промресурс», пришедшее к выводу о незаконности получения компенсации.

Интересно, что заявление в правоохранительные органы подал сам чиновник – директор ФГУП «Промресурс» Владимир Спиридонов. По его версии, владелец ЧТПЗ предложил ему $300 000 за сокрытие информации об афере. Оперативники антикоррупционного управления «Т» под руководством Сергея Астафурова зафиксировали передачу взятки.

Но в 2016 году дело было закрыто: следователям так и не удалось обнаружить состав преступления. Более того: версия Спиридонова подверглась сомнению. Теперь следствие считает его провокатором, то есть речь идёт о вымогательстве взятки. А в январе 2017 года и в отношении оперативника 12-го отдела управления «Т» (ныне расформированного) ГУЭБиПК МВД России Сергея Астафурова, «разрабатывавшего» Комарова, возбудили уголовное дело.

Со стороны следствия общественность получила официальное подтверждение: материалы оперативной разработки были сфальсифицированы.

Следовательно, дело Комарова было заказным. Но кто мог быть заинтересован в «посадке» владельца Челябинского трубопрокатного завода? Кому он перешёл дорогу? Какого масштаба должны быть фигуры, чтобы следствие два года «прессовало» владельца довольно таки крупного бизнеса?

Олигархический расклад

 По мнению экспертов, анализировавших ситуацию, владелец ЧТПЗ Андрей Комаров оказался втянут в игры очень крупных игроков, чьи интересы пересеклись: семьи Христенко-Голиковой, с одной стороны, и олигархов Алишера Усманова и братьев Магомедовых – с другой.

Тандем уроженца Челябинска, экс-министра промышленности, а ныне Президента Делового совета Евразийского экономического союза Виктора Христенко и экс-министра здравоохранения, ныне Председателя Счётной палаты Российской Федерации Татьяны Голиковой (вошедшей в историю страны как «Мадам Арбидол») получил большое влияние в российском бизнесе. Этому тандему, в частности, приписывают монополизацию фармацевтической промышленности. Но интересы семейства простираются и в другие промышленные сферы.

 

Сын Виктора Христенко и Татьяны Голиковой, Владимир Христенко, получил в 2003 на Челябинском трубопрокатном заводе руководящую должность и вошёл в совет директоров (молодому человеку на тот момент было 25 лет). Тем самым холдинг плотно «вписался» в орбиту интересов этого влиятельного семейства. Ряд источников утверждает, что Виктор Христенко лоббировал выдачу госгарантий ЧТПЗ и оказывал влияние на банковские структуры в пользу этого предприятия.

Но появление сильных покровителей, как правило, означает  появление сильных врагов. В бизнес-элите полагают, что против Комарова играли такие влиятельные люди, как Алишер Усманов и братья Магомедовы, Зиявудин и Магомед. Усманов предлагал объединить ЧТПЗ с «Уральской сталью», а Магомедовы, владея ГК «Сумма», которая осуществляет поставки труб «Газпрому», были заинтересованы в получении активов ЧТПЗ.

Но кто бы ни был инициатором «заказа» управлению «Т» на Андрея Комарова, вряд ли он будет привлечён к ответственности. Фигуры такого масштаба в России при «разборе полётов» остаются в тени. По всей видимости, за всё придётся ответить пешке – Сергею Астафурову.

Борьба ФСБ и МВД

Но дело Комарова может быть не только объектом пересекающихся интересов российской олигархии, но и «разменной монетой» в противостоянии двух влиятельных ведомств: МВД и ФСБ, а точнее – антикоррупционного управления МВД и службы экономической безопасности ФСБ. По версии издания РБК, если победу одержит ФСБ (а в данный момент, как видим, перевес на её стороне), в антикоррупционном главке МВД произойдут серьёзные перестановки – в него вольются люди из «конторы».

Сергея Астафурова «разрабатывало» управление «М» службы экономической безопасности ФСБ. «Разработка» велась около полутора лет. Учитывая, что параллельно сам Астафуров «разрабатывал» Комарова, можно предположить, что в это время «наверху» шла борьба интересов, в которых и оперативник, и его жертва были не более чем пешками. Эту версию подтверждает и то обстоятельство, что в возбуждении дела в отношении Сергея Астафурова следствие получало неоднократный отказ.

Похоже, что победу одержали «чекисты», хотя борьба, по всей видимости, ещё не окончена.

Верхушка айсберга

Согласно материалам дела, возбужденного в январе этого года против Сергея Астафурова, этот сотрудник управления «Т» ГУЭБиПК принимал непосредственное участие в фальсификации материалов оперативной разработки по делу Андрея Комарова. Оперативник обвиняется в превышении полномочий с причинением тяжких последствий при проведении расследования (ч. 3 ст. 286 УК РФ).

По версии следствия, Астафуров сам создал условия для коммерческого подкупа, который лёг в основу дела Комарова. Подельником экс-оперативника, как утверждает следствие, является директор ФГУП «Промресурс» Владимир Спиридонов – именно после его заявления ГУЭБиПК​ и приступил к разработке владельца ЧТПЗ и его адвоката. В действиях Спиридонова и Астафурова следователи усматривают элементы провокации.

Сергей Астафуров, согласно решению Басманного суда Москвы, на два месяца заключён под стражу.

Выдаст ли Астафуров заказчиков дела Комарова? Такой оборот представляется крайне сомнительным. На данный момент он полностью отрицает свою вину:

Я занимался оперативно-разыскной деятельностью и не мог повлиять на ход следствия, избрание меры пресечения и иные действия, в которых меня обвиняет следствие.

Но ходатайство Астафурова о домашнем аресте было отклонено. По мнению следствия, для обеспечения интересов расследования Астафуров должен находиться под стражей:

— Астафуров обвиняется в совершении тяжкого преступления, он не признал вину и обладает связями в правоохранительных органах, что может позволить ему оказать давление на следствие.

Судья Артур Карпов согласился с позицией следователя.

Спиридонов против Астафурова

Интересно, что директор ФГУП «Промресурс» Владимир Спиридонов, по заявлению которого было возбуждено дело против Андрея Комарова, теперь даёт показания против Сергея Астафурова. Он утверждает, что действия Астафурова

«носили подстрекательский характер».

Иными словами, сотрудник ГУЭБиПК сам придумал схему якобы имевших место коррупционных взаимоотношений между Комаровым и Спиридоновым. Если это так, то директор ФГУП «Промресурс», спровоцировавший владельца ЧПТЗ (проще говоря, вымогавший взятку), сам был спровоцирован сотрудниками антикоррупционного ведомства (заставивших его заняться вымогательством).

Коллеги Астафурова тоже могут быть привлечены к ответственности: это, по данным РБК, Олег Саблин и Александр Бланков, а также, возможно, Борис Гребенюк. Примечательно, что Бланков курировал и другое развалившееся коррупционное дело, возбуждённое в 2013 году отношении экс-главы Росбанка Владимира Голубкова и закрытое в январе 2016-го.

Чем закончится дело Астафурова? Вероятно, Следственный Комитет России доведёт его до логического конца, что ознаменует очередную тактическую победу «чекистов» в глобальном стратегическом противостоянии ФСБ и МВД. Очередную – поскольку это уже не первая успешная «операция» ФСБ против ГУЭБиПК.

В частности, можно вспомнить громкое дело генерала Дениса Сугробова – экс-главы ГУЭБиПК МВД, а также его заместителя Бориса Колесникова. Следственный Комитет России утверждает, что подчинённые Сугробова виновны в фабрикации более чем двадцати дел против российских бизнесменов и чиновников (а на деле, скорее всего, Заказных дел было гораздо больше). Не случайно сотрудники ГУЭБиПК МВД получили известность в качестве «мастеров провокаций».

Ряд источников полагает, что «провокаторы» от ГУЭБиПК могли бы спокойно заниматься своими делами и дальше. Но перегнули палку – «наехали» на сотрудников ФСБ. И тем самым спровоцировали «вендетту», в которой, похоже, станут проигравшими.

Казалось бы, при чём тут миллиарды полковника Захарченко…

И ещё одна интересная деталь: Сергей Астафуров являлся сотрудником ныне расформированного управления «Т», которым руководил полковник Дмитрий Захарченко. У того, напомним, была найдена наличная валюта на сумму в 9 млрд рублей, а также счета в иностранных банках на сумму в 300 млн евро.

Что же получается? Дело владельца ЧТПЗ Андрея Комарова – похоже, только одно из многочисленных дел, «щупальца» от которых протянулись к «российскому спруту».

Это наглядно показывает глобальную проблему страны – борьба с коррупцией в России ведется людьми, которые сами заслуживают места «на нарах».

И если бы не война ведомств, начатая из-за того, что ГУЭБиПК «замахнулись на святое» – начали «копать» под сотрудников ФСБ – возможно, сидеть бы Комарову не год и не два. Ну а чем закончится противостояние «слона и кита», покажет время.

Остаётся только один вопрос: как вести бизнес в стране, где твоё будущее зависит не от закона, а от исхода противостояния двух ведомств?

Фото: kommersant.ru

Версия для печати

Вам также могут понравиться

Оставить комментарий
WP Twitter Auto Publish Powered By : XYZScripts.com