Экс-сенатор Константин Цыбко дал показания на суде в защиту Николая Сандакова

О подлецах, фальсификаторах и охраннике «НПО Автоматики»: экс-сенатор Совета Федерации Константин Цыбко дал артистичные показания в суде по делу бывшего вице-губернатора Николая Сандакова, обвиняемого в мошенничестве. Сам будучи фигурантом уголовного дела, тесно переплетающегося с делом Сандакова, бывший чиновник рассказал, почему варяга из Астрахани возненавидели Вадим Евдокимов и Олег Грачёв, по какой причине бывший глава Озёрска Евгений Тарасов – подлец, а экс-начальник УФСБ по Челябинской области Игорь Ахримеев – фальсификатор.

Цыбко — первый и ключевой свидетель защиты, на которого сделали серьезную ставку.

— Есть довольно большое количество людей, которые могут развенчать все обвинения в мой адрес, в том числе дав показания по конкретным датам, которые называет следствие, в – прокомментировал Николай Сандаков перед процессом. – Показания Константина Валерьевича ключевые, к тому же подкреплены документами, которые содержатся в материалах его уголовного дела.

Начиная заседание, судья Андрей Зимин сделал акцент на том, что допрашивается подсудимый Цыбко. На вопрос кого-то из участников процесса судья резюмировал, что, конечно, Цыбко выступает как свидетель, но фактически будет давать показания по тем же обстоятельствам, по которым ему предъявлено обвинение.

О подлеце в шапке

Сначала Константин Цыбко рассказал, что с Николаем Сандаковым познакомился в 2009 году в Астрахани, куда приехал на форум, где тот был организатором. Потом сразу ответил на вопрос о знакомстве с бывшим сити-менеджером Озёрска Евгением Тарасовым, на противоречивых и переменчивых показаниях которого и строится обвинение Сандакова и отчасти самого Цыбко (последнего обвиняют в получении взяток на 28 млн рублей, в том числе от Тарасова – прим. ред).

Тарасов – это который вор, жулик и подлец, которому следствие помогло переписать всё имущество, который разворовал Озёрск? – начал Цыбко.

— А то есть еще бывший глава Челябинска Вячеслав Тарасов, – продолжил экс-сенатор. – Если вы о жулике, то да, я знаю этого подлеца. Применительно к этому человеку нельзя говорить о том, что мы с ним познакомились. В декабре 2010 года я узнал его как человека в шапке. Помощница депутата Госдумы, подруга его сожительницы, записала его ко мне на прием как к депутату Заксобрания. А он опоздал.  Дама позвонила мне и попросила его встретить, я вышел на улицу и увидел человека в шапке. Позже мне представили его как сити-менеджера Озёрска.

Затем экс-сенатор сделал ремарку: поскольку он является фигурантом фальсифицированного, по его мнению, уголовного дела, то вынужден был восстановить события всех дней своей жизни с 2010 по 2012 год, чтобы «разоблачить всех подлецов».

— Конкретно об этом дне я помню, так как Тарасов его упоминал в протоколах его допроса, которые потом попали в интернет и подлинность которых сейчас все опровергают, — отметил Цыбко.

Кстати, генпрокуратура требовала расследовать утечку этих документов, но этот, один из фальсификаторов, не помню фамилию, сейчас он главный охранник в «НПО Автоматики», здесь начальником УФСБ был, ну охранник

—  Ахримеев (Игорь Ахримеев — экс-начальник УФСБ по Челябинской области), точно! – вспомнил Цыбко. – Он так ничего и не сделал. А Тарасов, кстати, обманул еще и прокурора Челябинской области Александра Войтовича, при котором он заключил досудебное соглашение и начал давать показания, а потом их поменял неоднократно. Обманул почетного гражданина области. Это ж надо!

На этой фразе судья попросил адвокатов направлять свидетеля, а его самого отвечать конкретнее, а то «уже и так всё про всех знают».

О выборах, слезах Евдокимова и ненависти Грачёва

Отвечая на вопросы адвокатов, Цыбко подробно рассказал о выборах в Законодательное собрание Челябинской области в 2010 году и далее выборах в Государственную Думу в 2011-м, ну и, соответственно, о том, как Николай Сандаков пришёл в челябинскую политику.

— Я тогда выиграл праймериз «Единой России» по Озёрску. Предвыборной кампанией по области тогда занимался такой политтехнолог по фамилии Подопригора (Александр Подопригора), — отметил Цыбко. – И на первом же совещании по грядущим выборам я услышал, что продвигать меня не будут, так как списочники (кандидаты по партийным спискам, — прим. ред.) в Озерске никогда не проходят, что лучше сделать упор на одномандатника Баранова (Сергей Баранов – экс-директор ПО «Маяк»). Тогда я и позвонил Сандакову, он был вроде в Киргизии, работал на выборах. Сказал, что закончит и тогда займется мной. Ближе к 10 сентября он приехал.

Кампания прошла великолепно, я выиграл выборы с результатом более 70% при активнейшем участии Сандакова как политтехнолога.

— Мы победили с таким результатом, что меня сразу выдвинули в качестве кандидата в Совет Федерации от Законодательного собрания по рекомендации президиума партии «Единая Россия». Вся кампания оплачивалась мной.

Примерно тогда же, по словам Цыбко, Сандакова заметил и Михаил Юревич, чем сильно разозлил курировавших выборы Вадима Евдокимова и Олега Грачёва.

— Незадолго до выборов в Челябинск приехал председатель президиума «Единой России» Вячеслав Володин и выступил в Заксобрании с жесточайшей критикой выборной кампании Челябинской области, которую вели Грачёв и Евдокимов… Кроме Озёрска,  — отметил экс-сенатор. – После этого Юревич воспринял кампанию как провал, скандал был страшный, Евдокимов плакал, у него слезы прямо были. Затем Юревич и принял решение, что Сандаков будет вести всю компанию. Я расстроился, что за 10 дней до выборов у меня отрывают политтехнолога. Тогда Сандакова и возненавидели Евдокимов и Грачёв, придумывали ему клички всякие: «Арбуз», «Коля Астраханский», вбросы в СМИ устраивали. А потом Юревич предложил Сандакову перебраться в Челябинскою область.

Таким образом, рассказывая о своих предвыборных приключениях, Константин Цыбко развернуто ответил на один из ключевых вопросов: имел ли Сандаков отношение к выборам. Имел, и самое прямое – был одним из главных организаторов, отвечал за лозунги, имидж партии, придумал программу «Добрые дела».

Прозвучал ответ и на второй важный вопрос – о наличии неофициального предвыборного фонда. По словам «свидетеля-подсудимого» такой фонд, безусловно, был. В основном из него оплачивалась работа социологов и политтехнологов. Последних, к слову, в Озёрске на выборах 2011 года по словам Цыбко едва не «кинули» с оплатой, так как Тарасов, Калинин (Александра Калинин – экс-глава города) и советник главы Сергей Зюсь разбазарили деньги: Калинин купил Toyota Rav4, а Зюсь Opel.

Нарисованные даты и шашлык с Юревичем

В третьей части допроса Константин Цыбко давал показания, используя официальные документы из своего уголовного дела, в том числе копии материалов оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), данные геолокации мобильных телефонов и прослушки телефонных переговоров.

— Заявление о вымогательстве у Тарасова – это фальсификация в чистом виде. В моих руках документ, подписанный Ахримеевым, в нем подлецы мазали грязью имя УФСБ, — сказал Цыбко. – Документ от 31 декабря 2014 года, где сказано, что в ходе ОРМ, проведенных в 2015 году, установлено, что 9 июля 2011 года в ресторане «Грузинский» дворик» встретились Цыбко, Тарасов и Сандаков (по версии следствия, именно в этот день Тарасову предложили передать взятку). Но как можно говорить об ОРМ 2015 года декабре 2014??

– Может, это просто ошибка?  — высказал предположение судья. – Но вы все же на вопрос ответьте, была встреча или нет.

–  Такой встречи не было, – сказал допрашиваемый. – Ночью 9 июля я прибыл из Мюнхена в Челябинск вместе с Михаилом Юревичем и его супргой-подругой Кристиной Юревич, остановился у них в доме на Шершнях, спал до полудня, затем мы поехали в гости в Валерию Галееву (экс-депутат Заксобрания), ели шашлык, катались на катере, а вечером уехали. Я не имею представления, где находится «Грузинский дворик».

— А он далеко от дачи Галеева? — поинтересовался адвокат Сергей Колосовский.

— Не знаю, знаю только что он относительно далеко от Увильдов, а дача Галеева на самом берегу, выходишь из дома и прям в водичку. Я созванивался с Сандаковым в тот вечер, он вообще был в Сатке. Причем судя по детализации, созвон был как раз в тот момент, когда мы якобы все вместе сидели в «Грузинском дворике». Геолокация показала, что мы с Тарасовым были в разных местах, вышки зафиксировались не менее чем в 20 км друг от друга.

Подобным образом Цыбко рассказал и об 11 ноября 2011 года, когда троица, по версии следствия, встречалась вновь, но объективные данные говорят о том, что все они были в разных местах – Цыбко так вообще ехал в Екатеринбург.

Последняя ключевая дата – 3 декабря 2011 года, когда якобы могли быть переданы деньги. В материалах прослушки телефонных переговоров есть фраза из разговора Тарасова и Цыбко о том, что он (Тарасов) приготовил материал для Сандакова. Под материалом следствие назвало деньги, но у фигурантов – другая версия.

— Это общеизвестный факт: есть день тишины, но наступает он c 00:00 дня, предшествующего дню выборов. В нашем случае это 3 декабря, – пояснил бывший сенатор. – Так вот, до 00:00 мы готовили большой тираж предвыборной газеты с фактурой и раскладывали ее по ящикам, утром люди ее брали, читали, хотя формально закон был соблюдён. Тираж – это был материал для Сандакова. Правда Тарасов и там накосячил, раздавал газету в субботу, такой скандал был.

Евгений Тарасов

— А Тарасов вообще активное участие в подготовке выборов 2011 года принимал?

— Конечно, у нас в суде он вообще себя назвал чуть ли не главным человеком. Понимаете, Тарасов развернул в Озёрске активную деятельность по хищению денег, поэтому ему было важно оставаться на посту и для видимости быть на хорошем счету. 3 декабря я Тарасова вообще не видел, никаких денег он мне не отдавал, также как и его зам Гунин, я его вообще не знал.

Во второй части допроса Константин Цыбко продолжил сыпать тирадами по разоблачению коррупционеров и взяточников, да так, что судья отметил: это занимает много времени, хотя по сути ни для защиты, ни для суда, ни для  гособвинителя важности не несёт.

— Следствие, не зная как закрепить фальсификацию, выбрало ровно три дня когда я вообще появлялся в Челябинской области, – заявил Цыбко. – Во все другие дни меня просто не было. Но и за эти дни у нас на руках есть исчерпывающие данные о том, что всё это домыслы Евгения Тарасова, которые не подтверждает даже его водитель. На своем процессе мы активно разбиваем абсурдные доводы обвинения. Сейчас представляем свои доказательства.

— Константин Цыбко сегодня дал действительно очень важные показания, опровергающие позицию обвинения по всем пунктам, – заключил Николай Сандаков. – Во-первых, он подтвердил информацию о том, что я отвечал за выборы 2011 года, во-вторых, подробно разобрал даты якобы хищения денег у Тарасова. 9 июля, когда, по версии следствия, в ресторане «Грузинский дворик»  мы встретились с Тарасовым и Цыбко, я действительно был в Сатке – на Зюраткуле отмечал день рождения дочери. Были все родственники, 17 человек, снимали на два дня коттедж.

Сегодня, 6 апреля, в суде на вопросы защиты ответит глава Челябинска Евгений Тефтелев.

Фото: pasmi.ru, Ozersk74.com, Lenta.ru, znak.com, kommersant.ru

Следите за нашими новостями через Telegram

Отслеживайте через Твиттер

 

Версия для печати
Оставить комментарий