Прокурор Лопин одобрил лоббирование губернатором Дубровским бизнеса его брата

Прокуратура Челябинской области, возглавляемая прокурором Виталием Лопиным, не усмотрела ничего противозаконного в том, что с приходом к власти губернатора Бориса Дубровского его брат начал грести госконтракты лопатой. Честный бизнесмен, утверждают в прокуратуре.

«Русская Пресса» получила ответ из областной прокуратуры по поводу расследования о брате губернатора Дубровского (по матери) – Дмитрии Кравченко, которого разыскало наше издание. До этого упоминаний в СМИ о Дмитрии Кравченко не было, да и в политической элите Южного Урала о нём не знали. Борис Дубровский не афишировал родственные связи с Кравченко, но мы установили, что они очень тесные: и в недвижимости, и в бизнесе. В частности, после того, как Борис Дубровский стал губернатором, охранный бизнес его брата стал купаться в деньгах, поступающих от госконтрактов.

Но областная прокуратура, проведя проверку, пришла к выводу о том, что брат губернатора при получении потока госзаказов законодательства о контрактной системе… не нарушал.

«Аффилированности с заказчиками, лоббирования их интересов учредителем или иными лицами, не выявлено», – считает прокуратура Челябинской области во главе с Виталием Лопиным.

Вывод крайне странный: складывается впечатление, что в областной прокуратуре «не заметили» указанные в расследовании контракты №57453094401150000120000 (от 6 апреля 2015 года на сумму 9 636 000 рублей) и №57453094401150000110000 (от 6 апреля 2015 года на сумму 15 417 600 рублей), заключённые компанией Дмитрия Кравченко с АО «Южно-уральская корпорация жилищного строительства и ипотеки» (АО ЮУ КЖСИ).

А это, напомним прокурору Виталию Лопину, госкомпания, возглавляемая давним партнёром губернатора Дубровского – Натальей Борисовной Салеевой (с 29 ноября 2007 по 30 декабря 2014 года работала директором в компании семьи губернатора Дубровского «СИНАЙ»). При этом АО ЮУ КЖСИ – не частная компания, она принадлежит Министерству имущества Челябинской области (а оно, в свою очередь, принадлежит правительству области, которым руководит губернатор Борис Дубровский).

Получается, что компания, принадлежащая правительству и управляемая давним партнёром губернатора Дубровского, отдаёт два контракта на 25 млн рублей брату губернатора. И прокуратура не видит конфликта интересов?

Зато прокуратура зачем-то сообщила в ответе, что Борисом Дубровским «при избрании на должность губернатора были соблюдены требования антикоррупционного законодательства: он передал свои доли в бизнесе в доверительное управление». Зачем нам эта информация? Мы о бизнесе Борис Дубровского вообще не спрашивали. Мы задали конкретные вопросы о бизнесе Дмитрия Кравченко и лоббировании его бизнеса губернатором.

Складывается впечатление, что в прокуратуре попытались размыть тему, как это сделало Законодательное собрание Челябинской области в своём ответе по поводу нарушения антикоррупционного законодательства депутатом Николаем Яновым. Просто «съехали с темы» вместо того, чтобы дать чёткий конкретный ответ.

Скажем откровенно: мы давно уже разочарованы в работе прокурора области Виталия Лопина и иного ответа даже не ожидали. Придётся направлять редакционный запрос в вышестоящие инстанции, раз региональная прокуратура потчует читателей «Русской Прессы» банальными отписками – и с каждым разом всё более наглыми. Возможно, просто берегут погоны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Следите за свежими новостями «Русской прессы» в Твиттере

Будьте с нами на связи в Фейсбуке и Вконтакте

Версия для печати

Вам также могут понравиться

Оставить комментарий