Погоны не пахнут. Как «сшили» дело о строительстве на озере Увильды. ДОКУМЕНТЫ

На этой неделе областное управление Следственного комитета РФ распространило бравурные пресс-релизы о завершении расследования по громкому уголовному делу о строительстве так называемого «коттеджного VIP-посёлка» на берегу озера Увильды. Кажется, кто-то уже намерен обмывать новые звёздочки на погонах. Но дело настолько «шито белыми нитками», что юристы поражаются: где закон? Очередной пример силового беспредела. Разбираемся в том, как фабриковалось это уголовное дело.

Начало истории с так называемым коттеджным VIP-посёлком на берегу озера Увильды, на территории детского лагеря центра «Спартак», уже подробно изложено в южноуральских СМИ, поэтому перескажем зачин вкратце. В августе 2009 года Главное управление лесами Челябинской области и муниципальное учреждение культуры (МУК) «Кинотеатральный центр „Спартак“» заключили договор, согласно которому МУК получило право бессрочного пользования на лесной участок на берегу озера Увильды, в Аргаяшском районе. Для детского лагеря здесь решено было построить временные здания. Проекты были согласованы с Главным управлением лесами.

Денег у муниципального учреждения для реализации проекта не было, поэтому решено было привлечь инвесторов. Ни о каком строительстве коттеджного посёлка, который сейчас фигурирует в деле, речи не шло – его и не строили. Сделка заключалась в том, что заинтересованные физические лица за свой счёт должны были возвести строения для детского лагеря. За это инвесторы получали право пользоваться домиками для личного отдыха в то время, когда в лагере заканчивался сезон и дети разъезжались по домам.

Подчеркнём, что договор не предполагал для инвесторов и МУК «Спартак» никакого приобретения земли. Только пользование, и то с большими ограничениями.

В 2010 году Главное управление лесами провело проверку, нарушений в строительстве не выявило. А в 2016 году грянул гром. Внезапно со стороны ГУ лесами поступила претензия: здания-то капитальные, а не на угловых опорах! Караул, мошенничество!

Несмотря на шаткую юридическую базу, инициаторам скандала удалось возбудить уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество группой лиц, в особо крупном размере»). По версии следствия… лесной участок оказался похищен. «Похитителями» оказались инвесторы и чиновники: экс-вице-губернатор Челябинской области Александр Уфимцев, начальник управления культуры Андрей Григорьев, директор МУК «Спартак» Дмитрий Назаров и житель Челябинска Илья Пруцких.

Что в итоге?

  • Дети так и не получили базу отдыха.
  • Инвесторов банально «кинули».
  • ГУ лесами выступает в качестве потерпевшего, хотя одобрило проект и проводило проверки (а значит, если строительство шло не по правилам, ГУ проявило преступное бездействие).
  • Следствие настаивает, что у ГУ лесами похищен участок (хотя это в принципе невозможно, участок не менял своего назначения и права собственности не переходили).
  • Фигурантам сфабрикованного дела грозит до 10 лет лишения свободы.
  • Рядом, на берегу того же озера, находятся базы отдыха «Радуга» и «Чайка» с капитальными строениями на фундаментах, и их существование никого не волнует – ни ГУ лесами, ни следствие.

Возникает масса закономерных вопросов – и к ГУ лесами, и к следствию. Речь идёт как минимум о юридической безграмотности, а как максимум – о намеренной фабрикации уголовного дела в интересах неких лиц.

Пора расставить все точки над «i», детально продемонстрировав, как «шилось» дело.

Состава преступления не выявлено

Итак, в 2016 году в областное управление Следственного комитета поступила информация о том, что на лесном участке, находящемся в пользовании у МУК «Спартак», строятся капитальные здания. Следователь по особо важным делам второго отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Челябинской области старший лейтенант юстиции Илья Владимирович Давыдов зарегистрировал рапорт об обнаружении признаков преступления в действиях должностных лиц администрации города и МУК «Спартак», после чего начал проводить проверку.

Сразу стоит подчеркнуть, что в поступившей следователю информации и речи нет ни о каком мошенничестве. В ней лишь указывается, что должностные лица администрации города и МУК «Спартак» надлежащим образом не контролировали, что строится на лесном участке.

На протяжении 30 дней следователь проводил проверку этой информации, скрупулёзно разбирая данную ситуацию и проверяя действия сотрудников администрации и МУК «Спартак».

По окончанию проверки следователь пришел к выводу, что чиновники администрации города не совершали никаких преступлений, в том числе и мошенничества.

Поскольку никаких преступлений чиновниками администрации города совершено не было, Давыдов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Итак, первоначально следователь пришел к выводам, что сотрудники ГУ лесами Челябинской области, которые считают себя сейчас якобы потерпевшими по уголовному делу, бездействовали, ни каких мер не предпринимали и никакой контроль на лесном участке не осуществляли.

Начальник Главного управления лесами по Челябинской области Виктор Блинов и вовсе, зная, что на лесном участке строить капитальные здания нельзя, консультировал инвесторов, «как правильно» размежевать лесной участок, чтобы получить его в аренду под «жилой дом».

Получается, что руководитель Главного управления лесами, которому государство доверило охранять лесной участок, сам совершал незаконные действия, и отвечать должен сам Блинов.

В отношении же инвесторов и руководства МУК «Спартак» проверка не выявила состава уголовного преступления. И на этом моменте остановимся подробней.

Особо следует подчеркнуть, что следователь установил: предоставление лесного участка в частную собственность ни при каких обстоятельствах – невозможно. Сейчас, когда ГУ лесами превратилось в «пострадавшего», у которого якобы похитили участок, стоит ещё раз обратить внимание на первоначальные выводы следствия (лист 7, абзац 6).

Соответственно, следователь пришел к закономерному выводу, что в истории с лесным участком нет признаков объекта преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, то есть мошенничества (л. 7, абзац 7).

Кроме того, из анализа имеющихся в его распоряжении «прослушек телефонных переговоров» следователь пришел к выводу, что инвесторы или кто-либо из других лиц за возведение на лесном участке капитальных зданий никому денег не передавали и в собственность лесной участок получать не желали (л. 7, абзац 1).

По результатам данной проверки следователь пришел к выводу, что чиновники администрации города и директор МУК «Спартак» никакого мошенничества не совершали, подробно обосновал своё мнение на основании законодательных норм и отказал в возбуждении уголовного дела.

Но история, к сожалению, на этом не закончилась.

Следственное управление Челябинской области теряет вменяемость

По какой бы причине не возникли «тёрки» между ГУ лесами и МУК «Спартак» в отношении лесного участка, речь, как видим, идёт об обычном хозяйственном споре.  Даже при наличии претензий у ГУ лесами к МУК «Спартак» на лесной участок дело должно решаться в Арбитражном суде Челябинской области.

К тому же невозможно забыть о том, что до 2016 года у ГУ лесами никаких претензий на лесной участок к МУК «Спартак» не было. Напротив, начальник ГУ лесами Виктор Блинов лично консультировал инвесторов по строительству капитальных зданий на лесном участке.

Но через некоторое время этот же следователь, ранее уже отказавший в возбуждении уголовного дела, почему-то молниеносно поменял свое мнение на прямо противоположное.

Появляется новая версия. Следователь Давыдов внезапно решает, что сотрудники администрации города вместе с директором МУК «Спартак» похитили право пользования лесным участком у ГУ лесами (что, как уже было сказано, попросту невозможно – что сам следователь ранее и установил). На этом основании, не имеющем никакого юридического базиса, он же и возбуждает дело о мошенничестве. В версии следствия появляются роли фигурантов и якобы существовавший план преступных действий – а это уже тянет не просто на мошенничество, а на сговор в составе группы лиц, то есть преступление куда более тяжкое. Не забыл следователь и приписать чиновникам администрации и директору МУК «Спартак» ничем не обоснованный ущерб в особо крупном размере.

Но почему же следователь так быстро поменял свое мнение на прямо противоположное? Да ещё и по максимуму «утяжелил» уголовную статью?

Попробуем разобраться. Итак, имея в своем распоряжении неопровержимые доказательства о наличии именно в действиях сотрудников ГУ лесами признаков преступного бездействия, следователь не проводит в их отношении никакой проверки и не принимает в отношении них вообще никаких решений. Наоборот, игнорируя закон и руководствуясь только одному ему известными принципами, следователь почему-то спасает сотрудников ГУ лесами, делая их потерпевшими по данному уголовному делу.

Чтобы объективно разобраться в данной ситуации, давайте предположим, что сотрудники администрации вместе с директором МУК «Спартак», возможно, недостаточно компетентно исполняли свои обязанности, что привело к возведению на лесном участке капитальных зданий. Допустим, что строили инвесторы эти здания преимущественно для своего личного отдыха. Но лесной участок как был в собственности государства, то есть у ГУ лесами, так и остался. Все эти нарушения чиновников максимум тянут на должностное преступление.

Состава такого преступления, как мошенничество, тут нет – это скажет любой грамотный юрист. Так зачем надо было выдумывать это мошенничество? Видимо, потому, что если чиновники и совершили какие-то должностные преступления, то все сроки давности уголовного преследования уже вышли. А дело по каким-то причинам следователю Давыдову раскрутить ну очень захотелось.

Оснований для этого, ещё раз подчеркнём, никаких не было.

Лесной участок, как установил сам следователь, вообще не мог быть объектом преступления. По закону его вообще нельзя похитить, так как он является федеральной собственностью. Поэтому в первоначальной версии следователь и установил, что Уфимцев, Григорьев и Назаров лесной участок не похищали. Но, при таких очевидных фактах отсутствия мошенничества, следователь все таки решил обвинить этих лиц в тяжком преступлении – мошенничестве, осуществлённом путём сговора группы лиц с причинением особо крупного ущерба.

Возникает очевидный вопрос, зачем?

Можно лишь предположить, что старший лейтенант юстиции Давыдов решил сделать карьерный рывок, «раскрыв» тяжкое преступление, фигурантами которого являются бывшие чиновники администрации. «Раскрытие» такого преступления и для самого следователя, и в целом для следственного управления, станет положительным показателем по расследованию преступлений коррупционной направленности. Не исключено также, что у возбуждения этого дела была и более серьёзная политическая подоплёка: ведь арест бывшего заместителя губернатора области Александра Уфимцева мог быть использован для попыток получения от него «нужных» показаний на бывшего губернатора области Михаила Юревича.

Кстати, на момент возбуждения данного уголовного дела Уфимцев, Григорьев и Назаров уже не являлись чиновниками администрации города. А с момента начала истории со стройкой прошло уже 10 лет. Так что вопрос, зачем нужно было «раскапывать» эту историю, действительно интересный.

Впрочем, мы можем только предполагать, чем руководствовался следователь Давыдов, когда возбуждал данное уголовное дело и на что рассчитывал при очевидных фактах отсутствия состава.

Шито гнилыми нитками

Но что же делать с очевидным отсутствием состава преступления? Давыдов решил обвинить Уфимцева, Григорьева, Назарова и Пруцких в том, что они приобрели у ГУ лесами право пользования лесным участком на МУК «Спартак». Но похитить-то лесной участок по закону невозможно. Дело развалится в суде, над следователем ещё и посмеются! И следователь разворачивает дело так: пускай на этот лесной участок будет незаконно приобретено право постоянного бессрочного пользования.

Напомним, что лесной участок действительно находился в пользовании у МУК «Спартак». И вот, чтобы подкрепить свою версию, следователь решает (говоря прямо – придумывает), что право пользования МУК «Спартак» у ГУ лесами приобрело незаконно. И именно благодаря чиновникам администрации, то есть мошенническим путём.

Версия, конечно, абсурдна. Неужели «Спартак», как муниципальное учреждение культуры, не имело возможности приобрести такое право? Конечно же, имело, так как отвечало всем требованиям закона для получения такого права. Поэтому и получило. А вот имели ли возможность чиновники администрации Уфимцев и Григорьев, а также лично директор МУК «Спартак» Назаров приобрести такое право? Нет, физическим лицам, которыми они являются, такое право по закону не предоставляется.

А имело ли такое право постоянного бессрочного пользования само ГУ лесами? Не имело, так как имеет другое право, а именно – право собственности на этот лесной участок.

Так каким же образом Уфимцев, Григорьев и лично директор МУК «Спартак» Назаров могли приобрести у ГУ лесами право, которое данное ведомство никогда не имело? Юридический нонсенс.

Право бессрочного пользования по закону могут иметь только государственные и муниципальные учреждения, которые берут лесной участок в пользование.

«Двойка» вам, господин следователь, за знание права. Но, к сожалению, незнание (или игнорирование) законов не помешало следователю продолжить подгонять «доказательства» под сочинённую им версию.

Особо стоит заострить внимание на ущербе, который, по версии следствия, причинили ГУ лесами Уфимцев, Григорьев, Назаров и Пруцких. По версии следствия, пользование лесным участком более 9 лет нанесло ГУ лесами ущерб в размере 2 100 000 рублей.

Как был подсчитан данный ущерб? Следователь Давыдов решил, что недополученные ГУ лесами арендные платежи за 10 лет пользования участком составляют фактическую стоимость лесного участка. А теперь – внимание!

Этот лесной участок по кадастровой стоимости составляет всего 33 000 рублей, что подтверждается сведениями ГУ лесами.

Таким образом, даже если фигуранты уголовного дела действительно приобрели какое-то право на лесной участок (что юридически невозможно), то они всё равно причинили бы ущерб ГУ лесами в сумме 33 000 рублей, что составляет его фактическую стоимость. Это арифметика на уровне церковно-приходской школы.

А значит, приписать крупный ущерб – невозможно.

Даже если бы ущерб был нанесён, он не являлся бы не только особо крупным, но даже существенным.

Но такое развитие событий следователя, видимо, не устроило – ведь тогда пришлось бы прекращать уголовное дело за истечением срока давности.

Поэтому следователь, ни на чём не основываясь, решил, что ущерб нужно посчитать как за 10 лет пользования участком, игнорируя те документы, в которых указана фактическая стоимость этого участка.

Ещё один вопрос – как вообще можно украсть неполученную прибыль (упущенную выгоду), которая не имела своего материального воплощения на момент совершения лицом преступления, и неизвестно, была бы когда-либо получена ГУ лесами вообще. Здесь следует привести официальные данные, названные начальником отдела охраны и воспроизводства лесов ГУ лесами Челябинской области Петром Арлашовым (размещены 22 мая 2019 года на up74.ru):

«В этом году в Челябинской области повреждено пожарами 8 000 гектаров леса, а сумма ущерба вместе с затратами составляет 114-115 млн. рублей. Здесь учтены затраты на поврежденную древесину, восстановление территории и непосредственно на тушение. По таксе, установленной правительством, кубометр лесного ресурса стоит в среднем 100 рублей. При этом посадка одного гектара деревьев стоит порядка 60 тысяч рублей».

Получается, если бы даже этот лесной участок в 5 гектаров полностью сгорел от пожара, стоимость его восстановления обошлась бы ГУ лесами в 300 000 рублей. А ведь в данном случае МУК «Спартак» на протяжении 10 лет производил охрану лесного участка, проводил мероприятия по противопожарной безопасности. Ни одного дерева срублено не было, самому лесному участку никакого ущерба не причинено.

Очевидно, что сумма ущерба следователем Давыдовым подсчитана искусственно. Исключительно для того, чтобы «утяжелить» статью.

Но, предположим, ущерб был нанесён. А теперь вдумайтесь, насколько абсурдно само предположение, что девять инвесторов за 10 лет пользования лесным участком не заплатили бы арендные платежи в размере 1 945 рублей в месяц на человека… А ведь, по версии следствия, ущерб как раз и состоит из недополученных арендных платежей. Претензии у следователя к Уфимцеву, Григорьеву, Назарову и Пруцких заключаются в том, что они бесплатно пользовались лесным участком.

Неужели бы они не заплатили бы такую «неподъемную» сумму, если бы ГУ лесами её потребовало? Неужели ради этих «копеек» кому-то могло прийти в голову создавать столь грандиозный мошеннический план, нарисованный следствием?

Доказательства под давлением

Создав абсурдную версию, следствию потребовалось найти доказательную базу. И совершенно неудивительно, что доказательства выдуманного преступления были получены соответствующими методами.

Первым шагом стало возбуждение 25 апреля 2017 года уголовного дела в отношении главы администрации Аргаяшского муниципального района И. М. Валишина, который якобы выдал незаконные разрешения на строительство объектов на лесном участке. (Совершал ли И. М. Валишин должностное преступление, которое ему приписывает следствие, учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, под большим вопросом).

Уфимцев, Григорьев, Назаров и Пруцких в течение года неоднократно давали следователю показания по уголовному делу Валишина. Ни от кого не прятались, приходили на допросы. Но в мае и июле 2018 года было принято решение об их аресте. Зачем?

Никаких иных объяснений, кроме как давления следствия, на ум не приходит.

Что ж, «карта сыграла». Григорьев и Пруцких, угодив в СИЗО, дали в отношении себя следователю нужные показания… Совершенно противоположные тем, которые они ранее неоднократно давали, будучи на свободе!

Зачем же Григорьев и Пруцких оговорили себя, оказавшись в СИЗО? Догадаться нетрудно. Ведь сразу после того, как следствие получило нужные показания, Григорьева и Пруцких немедленно выпустили.

А ведь есть и другие доказательства, которые следователь Давыдов умышленно игнорирует.

Как уже говорилось, право пользования лесным участком было получено муниципальным учреждением культуры «Спартак», то есть юридическим лицом, которое на протяжении с 2010 года по 2018 год несло ответственность за этот лесной участок.

 

Из этих документов следует, что ГУ лесами проводили проверки на лесном участке, в том числе и изучали документы, на основании которых МУК «Спартак» получило право пользование лесным участком. Никаких претензий к законности получения МУК «Спартак» данного права у ГУ лесами не имелось!

В обвинении следователем Давыдовым также указано, что лесной участок использовался для строительства на нем жилых домов. А это – прямое искажение реальности. Не жилые дома на лесном участке строились, а домики для отдыха. Именно так они за инвесторами в Росреестре ранее были зарегистрированы, как объекты незавершенного строительства. Об этом свидетельствуют выписки из ЕГРН (сейчас, поскольку суд признал эти объекты самовольными постройками, записи о праве собственности за инвесторами в ЕГРН аннулированы) Выходит, следователь намеренно игнорирует факты, внося в дело ложную информацию.

За Уфимцевым, Григорьевым, Назаровым и Пруцких не было зарегистрировано право собственности ни на одно капитальное здание, расположенное на лесном участке.

Получается, даже вменяемого мотива нет: фигуранты дела ничего не приобрели в результате якобы совершённого преступления. Если, конечно, не считать мотивом искусственно подсчитанный следователем ущерб. В таком случае «мотив» заключается в ежемесячной экономии двух тысяч рублей… Что попросту смешно.

Кому всё это выгодно?

Вот так обычный гражданский спор между ГУ лесами Челябинской области и МУК «Спартак»  был превращен следователем Давыдовым в «грандиозное преступление» с участием бывших сотрудников городской администрации, да ещё со сговором, да с особо крупным размером ущерба.

Благодаря бурной фантазии следствия, фигуранты дела не только незаконно приобрели право на лесной участок (что юридически невозможно), не только нанесли ГУ лесами крупный ущерб (подсчитанный искусственно), но и нарушили права и законные интересы граждан, организаций, охраняемые законом интересы общества и государства в лице ГУ лесами. Правда, следствие совершенно «забыло», что в результате фабрикации этого дела реально пострадали дети, которые теперь не получат комфортное место отдыха. Вот их интересы реально нарушены. Но, видимо, ни государству в лице ГУ лесами, ни городской администрации, по мнению следствия, осуществлять столь значимый для города социальный проект в виде организации детского лагеря – не нужно.

А ведь инвесторами, которыми капитальные здания были возведены на лесном участке, написаны письма в городскую администрацию, ГУ лесами и прокуратуру о передаче в дар недостроенных зданий (которые сейчас признаны самовольными постройками) для использования под детский лагерь.

При этом в деле возникла юридическая путаница, что же на самом деле, по мнению следствия, совершили чиновники администрации – то ли мошенничество, то ли должностное преступление. Но распутывать этот клубок следователь не стал. Видимо, решил оставить этот вопрос прокуратуре и суду – пусть разбираются…

Ну и самое главное: состава такого преступления, как мошенничество, в деле нет, это нужно подчеркнуть ещё раз. Чтобы возник состав, фигуранты дела должны были что-то похитить, в данном случае – приобрести право собственности на этот лесной участок. Например, построить на нём здания, зарегистрировать на эти здания право собственности, а в последующем получить право на землю, на которой расположены эти здания. Но это в принципе невозможно сделать! Никак! Лесной участок по закону ограничен в обороте и не может предоставляться в частную собственность. Поэтому никакого мошенничества не может быть, так как мошенничество – преступление против собственности.

И снова возникает вопрос: зачем нужно было «шить» это дело и кому это выгодно?

Возможно, старший лейтенант юстиции Илья Давыдов решил проявить карьерную инициативу? А может быть, выполнял наставление своего руководства, хотя в случае провала сам окажется «козлом отпущения»? Если «отмашка» была дана сверху, то дело приобретает особый окрас. Очень интересно, неужели дело стали фабриковать только ради улучшения статистики работы местного следственного управления – или свою роль сыграли некие интересанты, находящиеся в тени?

Хочется верить в то, что руководство следственного управления области не согласовывало действия следователя. Но тогда возникает резонный вопрос к генералу Денису Чернятьеву: уважаемый товарищ генерал, что происходит в вашем ведомстве?

Кстати, вопреки официальным заявлениям ведомства в пресс-релизе о завершении данного уголовного дела, следует отметить, что на момент совершения преступления Александр Уфимцев не состоял в должности заместителя губернатора области, Пруцких не состоял в должности директора областного государственного учреждения «Особо охраняемые природные территории Челябинской области», ну а Григорьев никогда не являлся директором МУК «Спартак».

Уже из этого следует, что либо в следственном управлении трудятся некомпетентные лица, путающие всё и вся… Либо информация специально преподнесена именно так, чтобы создалось впечатление, будто обвиняются не только должностные лица администрации города, но и бывшие должностные лица областной администрации и областного предприятия. И растиражированное в пресс-релизе имя экс-вице-губернатора области Александра Уфимцева небезосновательно приводит к мысли, что этот акцент не случаен, а политически ангажирован.

Возникает вопрос – почему? И это главная тайна следствия.

P. S. Прокурору области подана жалоба по факту многочисленных нарушений со стороны следствия.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Следите за свежими новостями «Русской прессы» в Твиттере

Будьте с нами на связи в Фейсбуке и Вконтакте

Версия для печати
Оставить комментарий